Кино Секс

Культурный Петербург — столица русской порноиндустрии

Санкт-Петербург — столица русской порноиндустрии

По крайней мере, так считают режиссеры-порнографы. Того же мнения придерживаются и порноактеры. Ведь именно в Северной столице больше всего выпускают откровенных фильмов. И желающие сняться в них слетаются в Петербург в поисках постельных сцен и больших денег. «МК» в Питере» проник в закулисье порноиндустрии.

Вместо оргазма — пот и слезы

О том, что такое петербургское порно, Екатерина Михайлова узнала в 15 лет. Тогда она — студентка одного из кулинарных техникумов Петербурга — познакомилась с порнорежиссером и актером Бобом Джеком (настоящее имя — Сергей Михайлов). Ему настолько понравилась пышногрудая блондинка с внешностью школьницы и телом куртизанки, что он пригласил ее сначала в порно, а потом и в ЗАГС. Екатерина Михайлова согласилась на оба предложения. В 16 лет она впервые снялась в порно, за что ее чуть позже с треском выгнали из кулинарного техникума, а потом и вышла замуж за Боба Джека. Так обычная студентка Михайлова превратилась в самую известную петербургскую порноактрису Катю Самбуку.

— Я горжусь собой! — призналась 20-летняя Самбука. — Но открою тайну: я достигла всего, ничем не пожертвовав. Я просто знаю секрет успеха в порнобизнесе. Надо быть совершеннолетней, и тебя все должны хотеть. Сейчас у меня любимый муж и прекрасная трехлетняя дочурка. Мы назвали ее Званкой — в честь отеля в Волхове, где Боб когда-то стал мужчиной. И еще: я не употребляю наркотики! В нашем бизнесе такое бывает нечасто.

За 4 года работы в порнобизнесе Катя Самбука вместе с мужем купили большую квартиру на Невском проспекте. В одной комнате они спят, в другой — тоже, но уже под объективами видео- и фотокамер. Причем во время долгого трудового дня Катя Самбука умудряется еще и получать удовольствие от работы. По словам девушки, она испытывает сразу два оргазма: один, когда занимается любовью, слушая указания режиссера, а второй, когда просматривает уже готовый порнофильм. А вот ее муж и начальник Боб Джек оргазмы на рабочем месте не одобряет.

— Некоторые порноактрисы действительно испытывают оргазм, — говорит Боб Джек. — Но это значит, что что-то на съемках пошло не так! Значит, люди не работают, а развлекаются. В настоящем порно есть все: пот, слезы, сопли, но только не оргазм! У нас один из лучших актеров, Вадим Муромцев, любил спрашивать девушек после съемки: «А что вы делаете сегодня вечером?» То есть на площадке для него как будто никакого секса и не было.

Но однажды страстного секса на съемочной площадке Кате Самбуке стало мало. И тогда девушка решила попасть в шоу-бизнес. Порнозвезда уже записала несколько песен. И почти все — о себе: «Мой утя, до жути, зая, люблю тебя! Я Kатя Самбука, Котик, порнозвезда! Тут тити, тут попа! Тут Waz Der Loсh is Das? По кругу Самбуку будешь ты в первый раз!»

— Я попробовала петь, когда наступил кризис в порноиндустрии, — говорит Самбука. — Всем понравилось. Но главное, что я сама получаю от этого не меньшее удовольствие, чем от съемок в порно.

Впрочем, и в жизни Самбуки случаются неприятности. 20-летняя девушка безумно ревнует своего мужа, который страстно занимается любовью на съемочной площадке с другими женщинами. А вот своей жене он позволяет немного. Самбука может быть в кадре лишь с другими женщинами и с самим Бобом Джеком. Вторая проблема порнозвезды — маленькая дочь. Как объяснить девочке, кем работает ее мама, Самбука пока не знает.

— Дочь вообще не совсем понимает, что я мама, и называет меня Катя, — признается порноактриса. — У нас с ней небольшая разница в возрасте. Гораздо меньше, чем моя разница в годах с мужем.

«Хочется плюнуть и уйти»

Петербуржец Андрей (свою фамилию молодой человек называть отказался) снимается в порно два года. В прошлой жизни он был студентом юридического факультета. И изучал бы Андрей законы до сих пор, мечтая повторить карьеру Путина или Медведева, если бы однажды ему срочно не понадобились деньги. Знакомый предложил студенту попробовать себя в жарких постельных сценах. Андрей согласился, как только услышал о гонорарах порноактеров. Молодому человеку предложили за один съемочный день около 30 тысяч рублей.

— Это не значит, что я занимаюсь сексом весь день без перерывов на обед и перекур, — рассказывает Андрей. — Бывает, мы снимем только одну постельную сцену. Но и это не так просто. Представьте, надо изображать секс-героя, когда вокруг крутятся операторы, осветители. Режиссер то и дело отдает странные приказы: обнял, перевернул, укусил, вынул, сменил позу, вздохнул, сказал непристойность. И все это под объективами телекамер. Иногда хочется плюнуть и уйти.

Но Андрей не уходит. Ведь мужчин в порноиндустрии ценят на вес золота. И платят хорошо. При этом требование к ним только одно.

— Ценятся «долгоиграющие» мужчины, — рассказывает известный порнорежиссер Сергей Прянишников. — Такие могут заработать за один съемочный день до 50–60 тысяч рублей. В процессе секса мужчина должен продержаться как можно дольше. Найти того, кто может так работать, очень непросто. Поэтому перед съемками режиссеры устраивают новым порноактерам «экзамен» на выносливость. Если они смогут его пройти, путь в эротику для них открыт. Но вообще мы предпочитаем брать уже проверенных мужчин. Что касается их внешности, то она не играет такого уж большого значения.

Перед каждой новой съемкой порноактеры проходят обязательный медицинский осмотр. Иногда режиссеры идут еще дальше и запрещают сексуальные контакты за 4–5 дней до начала проекта. Все это должно помочь секс-героям выложиться на площадке полностью.

— Никакой виагры мы не употребляем, — признается Андрей. — Иногда ее используют за границей возрастные актеры 35 лет и старше. В России же, как правило, в порно снимаются молодые мальчики 18–24 лет. Сами понимаете, в этом возрасте проблемы с потенцией не часты. Иногда нас подозревают в том, что сперму мы имитируем сметаной. Это большая чушь.

Из библиотеки — на порносъемки

К порноактрисам требования в этом откровенном бизнесе не меньше, чем к их коллегам-мужчинам. У всех девушек должна быть грудь не меньше 3–4 размера, чистая кожа и никаких прыщей. Кроме того, они должны раз и навсегда забыть, что такое стыд.

— После первой съемки я, признаюсь честно, напилась, — говорит 21-летняя порноактриса из Петербурга Елена. — Но потом ничего, привыкла. Правда, родители и знакомые о моей работе ничего не знают. Папа бы меня просто убил. Поэтому для всех я учусь в университете, а по вечерам занимаюсь в библиотеке. И я далеко не одна такая. В Петербурге не так мало девушек, которые зарабатывают себе на жизнь подобным способом.

Елена оказалась в порноиндустрии совершенно случайно. В школе она неплохо училась. Но была одна проблема: скромность. На застенчивую Лену одноклассники обращали внимание разве что в ее день рождения. Бороться с комплексами девушка решила в модельном агентстве. Затем была откровенная фотосессия. Ну а дальше — страстный секс перед видеокамерами.

— Есть стереотип, что порноактрисы и разврат — слова синонимы, — с обидой в голосе говорит Елена. — Это не так. Например, у меня было мало мужчин. Своих партнеров по съемкам я не считаю. Да и девственность я потеряла поздно. Для меня порно — это всего лишь один из способов зарабатывать деньги. Я не получаю огромного удовольствия от того, что делаю.

Секса все меньше

В последнее время желающих попасть в мир порно стало еще больше. Виной тому прошедший кризис. Многие молодые люди остались без работы и за деньгами отправились к порнопродюсерам.

— Попасть в эту индустрию стало сложнее, конкуренция увеличилась в разы. А вот зарплата осталась неизменной, — говорит Сергей Прянишников. — Зато нам, продюсерам, стало легче выбирать актеров. Особенно в Петербурге, где порноактеров больше, чем в остальных городах России.

— Либеральное питерское отношение к порнографии сделало наш город русским порно-Амстердамом, — согласен с коллегой Боб Джек. — У нас здесь сосредоточена почти вся отечественная индустрия жанра, работают офисы практически всех основных европейских студий. Рокко Сиффреди, Пьер Вудман и вся итальянская порнобратия чуть ли не прописались в нашем городе. Лучшие порноактеры уже давно осели в Питере. И коренные петербурженки, кстати, легче, чем москвички, соглашаются на съемки такого рода.

Впрочем, после кризиса работы у питерских тружеников порно убавилось. Если два-три года назад студия Сергея Прянишникова снимала по 20 фильмов в год, то сейчас — чуть больше десяти. Не лучше дела обстоят и у студии Боба Джека.

— Пираты и халява в Интернете добили отечественную индустрию, — говорит Боб Джек. — Сейчас почти не выпускаются новые российские фильмы. Я сам из-за этого приостановил выпуск своего кино. Спасает лишь человеческий ресурс. В этой сфере работают только маньяки своего дела, настоящие извращенцы.

Оставить комментарий