Обычаи

Секреты, традиции и мистика русской бани

Секреты, традиции и мистика русской бани

Русская банька — небольшая бревенчатая избушка, деревенская «ванная комната», построенная почти возле каждого дома. Казалось бы, что может быть проще и обыденнее? Однако испокон веку наши предки относились к ней с особым почтением. Ведь баня считалась местом мистическим, а подчас и недобрым — настоящим окном в иное измерение.

Навьи чары

О том, что баня — постройка загадочная, говорит её история. Более тысячелетия назад славяне стали строить подобные домики, и не только для гигиенических процедур, но и отдавая своеобразную дань умершим предкам. Считалось, что духи ушедших в иной мир людей — навии — должны совершать необходимые им омовения и ради этого они пользовались банями живых. В определённые дни славяне жарко топили бани, оставляли там чистые полотенца и, как следует поддав пару, уходили, после чего не смели даже приближаться к заветному месту некоторое время. Нужно отметить, что зачастую проводилась нехитрая проверка, заставляющая хозяев поверить в то, что их мыльню действительно посещали гости из потустороннего мира. Так, прежде чем закрыть баню перед приходом навий, на полу рассыпали немного золы и пепла, после чего почти всегда на таком «ковре» обнаруживались отпечатки куриных лапок. Но куры-то в баню не заходили!

Приход христианства уничтожил многие языческие традиции, а вот бань новые веяния почти не коснулись. Однако именно в то время было выпущен ряд негласных церковных распоряжений, касающихся мылен, которые просуществовали вплоть до 20-го века. Так, в бане — месте, где обитает нечистая сила, — запрещалось вешать иконы, а «мыльную утварь» — тазы, шайки и банные веники — нельзя было заносить в дом. Вымывшись, человек должен был окатить себя холодной водой или же окунуться в озеро или пруд, дабы отогнать от себя нечисть. Но даже такое очищение не давало ему права посещать храм Божий в банный день. Вот потому-то и считалось большим грехом мыться в среду, пятницу и воскресенье — святые дни — и по православным праздникам. Таким образом, банным днём стала суббота, свободная от церковных служб, также изредка считалось возможным мытье во вторник и четверг.

Не только сама мыльня, но и место, где она построена — «банище», — считалось нечистым. На месте сгоревшей бани или разобранной обветшавшей долгое время нельзя было строить избу, иначе, по поверью, нечисть не даст покоя хозяевам нового жилища.

Что говорить о годах минувших, когда и в наши дни можно легко убедиться в уникальности банных домиков. Если проехать по любой заброшенной деревушке, можно наблюдать такую картину: дома, покинутые хозяевами, разваливаются, простояв заброшенными несколько лет. А вот бани выглядят крепкими, как в день постройки, будто их охраняют неведомые навьи чары.

Банные хозяева

Наши предки считали, что потусторонние сущности, обитающие в бане, самые злобные и непредсказуемые из прочей дворовой нечисти. Возглавлял пантеон «мыльных» духов банник — маленький пучеглазый старичок с густой бородой. Считалось, что хозяин мыльни обитает в «банном озере» — в воде, что собирается под полом бани после мытья и стирки белья, или же за каменкой. Согласно некоторым поверьям, банник поселяется в мыльне сразу же после её постройки, и чтобы задобрить капризного старичка, люди приносили ему жертву — задушенную чёрную курицу, которую закапывали под порогом новостройки. Другая версия гласит, что банник вместе с семейством заселялся в мыльню только после того, как под её полом соберется достаточное количество воды.

Чтобы ладить с хозяином бани, людям приходилось соблюдать целый ряд строгих правил. Мыться разрешалось только до наступления темноты, а после полуночи наши предки вообще боялись переступать порог бани. Ни в коем случае нельзя было посещать мыльню пьяным, а уходя, следовало оставлять баннику немного воды в ковше, кусочек мыла и веник, чтобы хозяин мог ночью вдоволь попариться.

Приходя в баню, следовало поздороваться с хозяином и попросить у него разрешения помыться. Напарившись, уходить из бани нужно было пятясь, не поворачиваясь к парилке спиной.
Тех, кто нарушал эти правила, ждало страшное наказание. В лучшем случае рассердившийся банник мог ошпарить провинившегося кипятком или напугать до полусмерти, а в худшем — «запаривал» ослушников до смерти. Людей, слишком задержавшихся в бане, хозяин выгонял со своей территории, обернувшись огромным котом с шерстью колючей, как иглы ежа.

Долгое время наши предки верили в то, что банник — мужчина семейный. Жену хозяина мыльни прозывали шишигой. Это была здоровая толстая бабища с растрёпанными космами сырых волос и длинными острыми когтями. Никогда, ни при каких обстоятельствах наши предки не посмели бы поторапливать человека, мывшегося в бане.

Одно из первых упоминаний бани в русских летописях относится к 10-му веку. Желая отомстить древлянам за убийство своего мужа Игоря, княгиня Ольга предложила послам древлян попариться в бане и сожгла их.

Ведь если шишига слышала, как кто-то зовёт парящегося, то тут же хватала бедолагу и утаскивала его за печь или же обдирала с него мясо до самых костей.

Гораздо добрее относилась к людям маленькая старушка, обитающая в мыльнях, — баба-банница. Считалось, что эта бабушка могла снять любою хворь и всегда помогала занедужившему человеку, обратившемуся к ней с добром и лаской. Однако рассеянным мамашам следовало опасаться банницы. Ведь если оставить в бане без присмотра ребёнка, старушка мигом утащит малыша, подбросив на его место уголёк или старый веник.

Девичья магия

С особым почтением к баньке относились незамужние девушки. Ведь гадания и привороты, сделанные в ней, были самыми верными. Однако прежде чем ворожить в заповедном месте, красавицам следовало ублажить банника, так как его предсказания считались самыми верными. И если напророчит хозяин мыльни бедного и пьющего жениха — придётся незадачливой ворожее всю жизнь мучиться с никудышным мужем. Кроме того, отправляясь ночью в баню, девушки нарушали главное правило банника, запрещающее приходить к нему в неурочное время. По этой причине, готовясь к ворожбе, потенциальные невесты приносили с собой в баню кусок хлеба, посыпанный крупной солью, который оставляли на печке-каменке.

Кроме всего прочего, баня помогала девушкам стать «румяней и белее» и вообще превратиться в настоящих красавиц. Так, юные крестьянки, мечтающие о пышном бюсте, тёрлись грудью о наружный угол бани.

Просватанная девушка обязательно накануне свадьбы шла в баню вместе с подружками. Ополоснувшись, невеста аккуратно собирала стёкшую с неё воду, чтобы потом незаметно добавить её в еду жениха и его родственников. Данный обряд гарантировал девушке ласковый приём в семье мужа, а также долгую и счастливую супружескую жизнь.

Совет и любовь

Долгое время было обязательным посещение бани молодоженами на второй день после свадьбы. Причём нарушение этого обычая строго осуждалось родными и знакомыми молодой пары. Новоявленные супруги шли в баню рано утром, её для них жарко топили сваха и дружка жениха. Прежде чем звать мыться жениха и невесту, пар в бане поддавали мёдом, а на угли кидали хмель и кусочки хлеба, чтобы молодые всегда жили в достатке и довольстве. Когда баня была готова, родители жениха благословляли, молодожёнов таким наказом: «Жена, мужа почитай, как предков своих; муж, жену береги, как трубу на бане!». Отправляясь в баню, молодая жена несла с собой новое полотенце — подарок баннику, чтобы тот принял её как нового члена семьи, разрешал впредь пользоваться своей мыльней и в случае нужды не отказывал в покровительстве.

Вернувшимся из бани молодожёнам мать невесты вручала свёрток, в котором лежали жареная курица и специальный пирог-банник. Супруги обязательно должны были съесть это угощение до последней крошки, чтобы избежать бед и несчастий в семейной жизни.

«Банник, помоги родить!»

Ещё наши предки свято верили, что рождение ребёнка в бане гарантировало лёгкие роды и счастливую жизнь новорождённому. Причём в бане роженица находилась с повитухой не меньше трёх дней, набираясь там сил и здоровья под присмотром банника.

Когда роженица разрешалась от бремени, повитуха совершала ритуальное омовение матери и ребёнка, приговаривая при этом: «Выпарить, омыть, очистить».

Затем она брала малыша на руки, и трижды обходила с ним вокруг бани, шепча при этом старинные заговоры и призывая высшие силы даровать новорождённому счастье, долгую жизнь, здоровье и красоту.

Все то время, пока роженица с младенцем жили в бане, их нельзя было ни на минуту оставлять без присмотра. Иначе баба-банница утащит младенца, или же сам банник подсунет вместо новорождённого своего ребёнка — нескладного увальня с узкими глазами, который не доживал и до пяти лет.

По истечении трёх дней женщина с новорождённым возвращалась в дом, где родные готовили ей торжественную встречу, во время которой мать впервые показывала младенца его отцу. То время, что роженица жила в бане, считалось «женскими днями», и нарушить уединение матери не мог ни один мужчина. Исключение делалось для деревенских колдунов или знахарей, если требовалась их помощь при трудных родах или неожиданной болезни новорождённого.

Оставить комментарий