История

Месть Сталина

Месть Сталина

Россия хотела приобрести влияние, защитник евреев должен был умереть

Последний раз шведского дипломата Рауля Валленберга видели, как он в сопровождении трех советских офицеров 17 января 1945 года в Будапеште шел в штаб командующего 2-м Украинским фронтом, чтобы попросить у него помощи для своих подопечных.

70 лет назад в советских застенках исчез защитник десятков тысяч венгерских евреев Рауль Валленберг. Русские до сих пор не смогли, даже несмотря на неоднократные требования, объяснить миру и семье Валленберга, что случилось с этим человеком. Его судьба остается загадкой.

Помощь от швейцарцев и шведов

Вплоть до марта 1944 года евреи в Венгрии не опасались за свою жизнь. Адмирал Миклош Хорти, который возглавлял государство, не позволял их отправлять в немецкие концлагеря, пусть в чем-то и ограничил их образ жизни. Когда Хорти захотел оторваться от Германии, Адольф Гитлер приказал вермахту оккупировать страну, что сделало возможным начало депортации евреев. Некоторые из них бежали в шведское и швейцарское посольства, прося о помощи. Дипломаты этих нейтральных стран пытались спасти их от депортации и неминуемой смерти.

В мае 1944 года к шведскому послу Карлу-Ивану Данилсонну обратился представитель шведского Красного креста Вальдемар Ланглет: «Я хочу вместе с женой Ниной помогать вашему ведомству в спасении евреев».

Это было отличное подкрепление. Ведь в посольстве работало слишком мало людей для того, чтобы оно смогло помочь всем нуждающимся. Министр иностранных дел Христиан Гюнтер принял решение направить из Стокгольма еще кого-нибудь.

Наконец удалось убедить 32-летнего Рауля Валленберга, происходившего из семьи известных предпринимателей, взять на себя эту функцию. Этот молодой человек окончил в Соединенных Штатах архитектурный факультет, но специальностью не занимался. Он торговал строительными материалами, работал в филиале голландского банка в Хайфе (то есть на территории современного Израиля), а затем — в шведской «Центральноевропейской торговой компании», которая отправляла его по делам в разные уголки мира, в том числе и в Венгрию.

«Связи со Швецией» как предлог

Получив дипломатический паспорт, Валленберг приехал в Будапешт 9 июля. Он договорился с венгерским правительством, что будет выдавать евреям, у которых есть связи со Швецией, «охранные паспорта» (Schutzpass). И хотя у этих документов не было никакой юридической силы, их признавали как венгры, так и немцы. «Связи со Швецией» были лишь предлогом, чтобы раздавать такие паспорта массово всем евреям. Он понял, что нацисты совершают преступления против человечности и у него есть возможность хоть как-то им в этом помешать.

Одно за другим Валленберг арендовал 32 здания, перед которыми водрузили шведский флаг, и селил в них евреев. В этих так называемых «безопасных домах» проживали более 10 тысяч человек. Когда немцы заставили 500 евреев отправиться на вокзал к поезду в концлагерь, шведский дипломат приехал за ними на автомобиле и раздал всем паспорта, которые спасли их от смерти. Он сделал это один раз, потом второй, потом третий, и, наконец, это превратилось в рутину. Он ездил к ним по собственной инициативе: из Стокгольма на то никаких распоряжений не поступало.

В начале 1945 года немецкое командование приняло решение, что сравняет с землей еврейское гетто в Будапеште, где проживали 97 тысяч человек. Как только это стало известно Валленбергу, он отправился к генералу Герхарду Шмидхуберу и убедил его этого не делать. «Если вы предотвратите это, после войны вас не будут судить как военного преступника, — говорил он ему. — А война уже проиграна, и вам это, конечно, известно». И эти аргументы, на удивление, подействовали.

Валленберг работал, забыв обо всем, день и ночь. Он часто вступал в споры с немецкими офицерами, которых ему приходилось убеждать в том, что он имеет право защищать перед ними евреев. Порой это было даже опасно. Но он выстоял. По приблизительным оценкам, ему удалось спасти 100 тысяч человек.

Как гость или как заключенный?

Это была изнурительная работа. Валленберг уже мечтал отправиться домой. Как только советские войска займут венгерскую столицу и ситуация успокоится, он хотел уехать.

Когда Будапешт заняла Красная армия, он хотел договориться с советскими генералами об охране гетто и своих «безопасных домов». В телефонном разговоре с генералом Родионом Малиновским он опроверг все нарекания о том, что он участвует в шпионаже.

Сразу после этого, 17 января, он отправился в штаб 2-го Украинского фронта в Дебрецен. Перед отъездом он обронил: «Я еду к Малиновскому. Не знаю — в качестве гостя или в качестве заключенного». Больше он не вернулся. И никто не знал, что с ним случилось.

В начале марта венгерское радио, контролируемое СССР, передало, что Валленберг и его водитель Вильмош Лангфельдер были убиты по пути в Дебрецен либо местными фашистами, либо немцами.

Шведское правительство начало немедленно требовать от Москвы, чтобы та выяснила, что на самом деле случилось с дипломатом на территории подконтрольной Красной армии. Все впустую. Все увиливали — ясного ответа так и не удалось получить. А поиски в Советском Союзе во время правления диктатора Сталина были невозможны.

В августе 1947 года Андрей Вышинский, заместитель министра по общим вопросам, заявил, что в СССР о Валленберге ничего не известно. Он лгал. Несколько месяцев его судьбу он обсуждал с министром иностранных дел Вячеславом Молотовым.

Первое «исчерпывающее объяснение»

Только в 1957 году заместитель министра иностранных дел Андрей Громыко передал шведскому послу меморандум, согласно которому Валленберг умер в советской тюрьме от сердечного приступа 10 лет назад. При этом некоторые заключенные, которых освободили из советских концлагерей или психиатрических тюрем, утверждали, что как-то раз видели дипломата, и что он по-прежнему жив. Шведская и мировая общественность, которая высоко ценила его заслуги, продолжали требовать от Москвы объяснений.

При Михаиле Горбачеве было уже невыносимо сопротивляться давлению Запада, поэтому КГБ пригласил в Москву членов Общества Рауля Валленберга, его сводных сестру и брата, чтобы предоставить им «исчерпывающее объяснение». Заместитель председателя КГБ Вадим Пирожков и заместитель министра иностранных дел Валентин Никифоров передали им паспорт Валленберга, его записную книжку, календарь, несколько личных вещей, тюремные записи, начиная с 7 января 1945 года, и свидетельство о смерти, датированное 17 июля 1947 года за подписью главврача Лубянской тюрьмы А.Л. Смольцова. Генерал Пирожков с сожалением сообщил им, что никаких других документов о шведском дипломате не существует.

Его слова вызвали улыбку у видного диссидента, академика Андрея Сахарова. Невозможно, чтобы подобное дело в архиве КГБ потерялось. Советское руководство боится его обнародовать, потому что станет очевидной его лживость.

Казнен в 1947 году?

Сахаров был прав. Секретное дело читал бывший подполковник КГБ Олег Гордиевский, который перешел к британцам. По его свидетельству в 1990 году, в январе 1945 года советская спецслужба НКВД предприняла попытку завербовать Валленберга. Когда все усилия оказались напрасными, было принято решение отвезти его в Москву. Но и в тюрьме шведский дипломат не «прозрел» настолько, чтобы пообещать Советам секретное сотрудничество. Поэтому его казнили не позднее 1947 года. Так что умер он не от инфаркта, как первоначально утверждала Москва.

Однако одновременно советская спецслужба постаралась напустить еще больше тумана. Заместитель директора Института США и Канады Радомир Богданов, бывший когда-то резидентом КГБ в Индии, начал распространять слух о том, что в 1944 году Валленберг связывал главу госбезопасности СССР Лаврентия Берию с главой нацистской госбезопасности и СС Генрихом Гиммлером.

Московское издание «Новое время», которое выходило на многих языках и зачастую служило для дезинформации, пошло на еще большую ложь. Оно написало, что Валленберг был плейбоем, бабником и близким другом Адольфа Эйхмана, организатора нацистского холокоста.

В 2000 году один из отцов перестройки Александр Яковлев подтвердил, что шведского дипломата казнили летом 1947 года. Об этом ему в личной беседе заявил бывший глава КГБ СССР Владимир Крючков.

Однако в апреле 2010 года американские историки С. Бергер и В. Бирстейн, которые работали в архиве ФСБ, узнали, что версия о казни тоже неправда. Через неделю после ее датировки, 23 июля, начальник 4-го отдела 3-го главного управления Министерства госбезопасности, то есть военной контрразведки, Сергей Карташов допрашивал «заключенного номер 7», которым и был Валленберг. Вместе с ним допрашивали Вильмоша Лангфельдера и Шандора Катону. Их допрашивали 16 часов.

Приказ для наводящего ужас «Смерша»

При этом удалось разыскать приказ заместителя министра обороны Николая Булганина начальнику наводящего страх и ужас отдела контрразведки «Смерш» генералу Виктору Абакумову от 17 января 1945 года о том, что Валленберга необходимо арестовать.

Сводный брат Валленберга профессор Ги Фон Дардель, известный физик, который работал в международном центре CERN под Женевой, вел непрерывное расследование обстоятельств его смерти. Так же как и две его дочери, одна из которых была женой генерального секретаря ООН Кофи Аннана. В ходе почти 40 поездок в Россию Дардель расспросил сотни людей, собрал массу статей и других материалов, посетил девять архивов, но в самые важные так и не попал. И нигде он не нашел карты Валленберга или его водителя Вильмоша Лангфельдера. Вероятнее всего, они фигурировали под другими именами или просто под числами. В 1991 году в поисках ему активно помогал председатель КГБ Вадим Бакатин. Дардель тоже не верил официальной версии смерти его брата. И главное, ему никто не объяснил, почему русские его арестовали.

Дардель создал Шведско-российскую рабочую группу, которая продолжает заниматься загадкой Валленберга. В 2000 году группа направила российскому правительству 17 вопросов с просьбой ответить. Но ответа так и не последовало.

В декабре 2000 года Генеральная прокуратура Российской Федерации официально реабилитировала шведского дипломата и его водителя.

Втянуть Венгрию в советскую сферу

Еще в Стокгольме на контакт с Валленбергом вышел представитель британской разведывательной службы SIS, о чем написало американское издание Time в 2008 году. В Будапеште шведский дипломат также поддерживал связи с британскими агентами. Однако в этом не было ничего особенного, скорее, это было выгодно обеим сторонам.

«Рауль Валленберг помогал OСС и всем другим спасать людей», — заявил профессор Крис Симпсон из Американского университета в Вашингтоне, который занимался этим делом. «Кстати, OСС предпринимала попытки привлечь его в качестве источника информации», — добавил он.

Во время Второй мировой войны у американской разведки ОСС в Венгрии не было ни одного агента. Три попытки их высадки провалились. Поэтому ОСС обратилась за помощью к Валленбергу. Это стало известно из документа, который рассекретило ЦРУ в 1996 году.

Шведский дипломат был посредников между штабом ОСС в итальянском Бари и лидером Движения за независимость Венгрии MFM Гежи Сусом. Об этой услуге перед отъездом Валленберга попросил резидент ОСС в Стокгольме Ивер С. Ольсен. MFM было некоммунистической организацией, в которой Советы не нуждались.

Валленберг отправлял сообщения дипломатической почтой в Министерство иностранных дел в Стокгольм, где их передавали американцам. Учитывая то, что советским агентом был Дункан Ли, помощник директора ОСС Вильяма Донована, то возможно, что от него Москва и узнала о второй миссии Валленберга. А поскольку Сталин хотел втянуть Венгрию в свою зону влияния, шведский дипломат мешал.

В 1991 году директор Особого архива СССР Анатолий Прокопенко обнаружил в главном архиве КГБ еще один неизвестный документ о Валленберге. Из него он узнал, что НКВД приставил к нему в Будапеште агента, следившего за ним.

Посмертное признание

Мир не забыл о Валленберге и его смелости. Памятник ему стоит не только в Тель-Авиве в Израиле, но и во многих других городах по всему миру. В 1981 году один из спасенных евреев, американский конгрессмен Томас Лантос, предложил сделать Валленберга почетным гражданином США. Такое же решение вскоре приняла Канада.

Несколько стран выпустили почтовые марки с портретом Валленберга. В его честь названы улицы, площади, школы и вузы. Его жизнь описана в документальном и художественном кино, а также в романах.

«Technet.cz» (Чехия), 2015

Оставить комментарий