Общество

Пропаганда садизма и мазохизма в российских семьях

Пропаганда садизма и мазохизма в российских семьях

25 ноября мир отмечает Международный день борьбы за ликвидацию насилия над женщинами. Несмотря на принимаемые меры, в России эта проблема за последние годы только еще более обострилась. Возможно, причина распространения культа насилия в российских семьях состоит в изначально ошибочной поставке вопроса при обсуждении этой острой темы.

Аркадий Смолин, собственный корреспондент РАПСИ

1

Домашнее насилие – результат благих намерений родителей. Об этом свидетельствуют результаты исследований психологов и криминалистов.

Последние десять лет все большее беспокойство правоохранительных органов вызывает насилие в семье. Среди погибших и пострадавших от любого рода преступлений наиболее многочисленную группу сегодня составляют жертвы семейно-бытовых конфликтов. Согласно данным исследований, с участием мужа и/или жены в России совершается 30-40% тяжких насильственных преступлений.

Возможно, именно критичная серьезность ситуации является одной из причин, почему официальная статистика семейного насилия в России нигде не обнародуется и якобы даже специально не подсчитывается.

По данным исследования И.Д. Горшковой и И.И. Шурыгиной, проведенного в 2002 году в семи экономических регионах России, муж применял физическое насилие к 41% женщин, из которых 26% подвергались избиению неоднократно.

По данным «Демоскоп Weelky», в нашей стране семей, абсолютно свободных от насилия – 12%. Социолог К. Григорьев в 2006 году утверждал, что уровень применения физических наказаний в российских семьях составляет от 50 до 95%. Наконец, телеведущий Владимир Познер распространяет информацию, будто в России от побоев гибнет порядка 15 тысяч женщин в год.

Эти данные известны довольно давно и широко, законодатели и правоохранители пробуют внедрять в России практики, успешно зарекомендовавшие себя за рубежом. Однако никакой заметной тенденции к исправлению положения женщины в последнюю декаду не прослеживается. Даже наоборот – все более разнообразную и широкую поддержку в массах находят тезисы, оправдывающие насилие.

2

Причиной тому может служить неправильная постановка вопроса. Проблема насилия над женщинами рассматривается как герметичное явление, вне исторического контекста, в отрыве от психологических предпосылок. Игнорируется тот факт, что насилие над женщинами неотделимо от насилия над детьми. Одно вытекает из другого, что наглядно заметно из динамики и соотношения цифр, которые мы ниже продемонстрируем.

В апреле 1992 года на вопрос всесоюзной анкеты ВЦИОМ «Допустимо ли наказывать детей физически?» утвердительно ответили 16% жителей РСФСР. В 2004 году в ходе опроса ФОМ, телесные наказания детей сочли допустимыми уже 54% россиян. В 2008 году Фонд зафиксировал, что число разделяющих потребность в телесных наказаниях несовершеннолетних выросло до 67%.

Именно 2005 год можно считать переломным для России, когда вопрос домашнего насилия переродился типичной общемировой проблемы в проявление национальной патологии. Дело в том, что международное исследование, проводившееся почти одновременно с опросом ФОМ, определило среднемировой (включая мусульманский и африканский мир) показатель насилия над детьми в 55%.

Риторика о семейных ценностях и материальная поддержка молодых родителей, как и общее улучшение качества жизни россиян, никак не повлияли на негативную тенденцию. В 2010 году исследовательский центр портала Superjob.ru провел опрос, результаты которого показали, что 73% россиян считают причинение боли своему ребенку благом – допустимой мерой воспитания.

Этому факту можно было бы найти оправдание, если б психологи или авторитетные эксперты целенаправленно вводили в заблуждение россиян насчет эффективности принципов воспитания. Однако даже такой классик советской педагогики как Антон Макаренко еще почти сто лет назад, на основании своего многолетнего опыта, настаивал: авторитет, построенный на насилии, вызывает ложь, трусость и воспитывает в ребенке жестокость. Из воспитанных поркой детей «выходят потом либо слякотные, никчемные люди, либо самодуры».

Доказательством этому утверждению служат многочисленно подтвержденные в последние годы медицинские факты: физические наказания ведут к изменениям структуры мозга ребенка.

Например, в исследовании Бостонского университета (США) приняли участие 1455 молодых людей 18-25 лет, из которых 23 подвергались в детстве наказаниям. В контрольную группу вошли 22 здоровых человека. После исследования мозга при помощи МРТ выяснилось, что у жертв насилия объем серого вещества в префронтальной коре был на 15-20% снижен по сравнению с контрольной группой. Кроме того, была отмечена четкая взаимосвязь между снижением объема серого вещества и худшими результатами тестов на IQ: т.е. интеллект тоже оказался ниже.

К аналогичному выводу пришли и социологи. Исследование Института социологии РАН в 2009 году показало, что главный фактор, влияющий на распространенность насилия в семье – уровень образования: чем он выше, тем реже респонденты применяют физические наказания.

Второй фактор – материальное состояние: среди обеспеченных людей только 40,1% позволяет себе рукоприкладство, в то время как среди бедных – 62,6%.

Судя по женским ответам, полученным И.Д. Горшковой и И.И. Шурыгиной в ходе всероссийского исследования, риск столкнуться с желанием мужа унизить жену выше, если семья живет в сельской местности, а также в Бурятии, Липецкой области, Башкирии, стаж семейной жизни более 15 лет, образование мужа ниже образования жены и если хотя бы один из супругов не работает.

У ученых практически не осталось сомнений, что наказания частотой раз в месяц могут приводить к сокращению объема мозга и ухудшению интеллекта. В свою очередь, логично предположить, именно такая ограниченность развития приводит впоследствии к желанию самому воспитывать детей и/или жену с применением физического насилия.

3

В Западном мире самоочевидным стал тот факт, что применение насилия в отношении женщин, мужей и детей является прямым результатом испытанной в детстве боли. Например, на французских телеканалах недавно можно было наблюдать социальный видеосюжет, в котором мать дает пощечину своей дочери, пролившей стакан молока. После этого к женщине приближается ее собственная мать, обнимает и просит прощения. Заканчивается ролик текстом: «Родителей, которые бьют своих детей, в детстве зачастую тоже били. Давайте воспитывать без жестокости».

К аналогичному выводу можно прийти на основании наблюдений криминологов в отношении мужчин, применяющих насилие к женам. Большинство агрессивных мужей не способны на жестокие действия, физическое насилие чаще всего носит ритуальный характер, и женщины не получают значительных травм. Лишь около 10% жен – жертв семейного насилия получали травмы, требующие медицинской помощи. То есть в самосознании мужчин их поступок является не насилием, а воспитанием.

Налицо та же логика, которой родители оправдывают свою несдержанность и ограниченность методов в отношении воспитания детей. Парадоксально, но подавляющее большинство актов насилия над женщинами происходит из благих побуждений, которые, как давно известно, ведут непосредственно в ад. Пока только четверть наших сограждан понимает, что такой вид донесения информации – удел людей с ограниченными речевыми и умственными возможностями. Так что все методы борьбы с причинением боли женщинам и детям, когда в стране сама идея недопустимости насилия носит маргинальный характер, выглядит пока обреченной.

Теорию подтверждают данные американских исследователей: от 74 до 92% семейных обидчиков признались, что в детстве они и их матери подвергались насилию со стороны отца. Согласно исследованию, осуществленному в кризисном центре по предотвращению насилия «АННА», примерно 85% российских обидчиков выросли в семьях, в которых отец избивал мать.

Это правило применимо не только к США и России, но и практически к любой стране мира. Например, социологи подсчитали, что студенты китайских университетов, которые в детстве подвергались телесным наказаниям, чаще допускали физическое, эмоциональное и сексуальное насилие по отношению к своим девушкам. И проще находили оправдание своим патологиям.

Попытка найти ответ, объясняющий эту патологическую зависимость, может позволить подобрать эффективный инструмент для выхода из дурной бесконечности вечного возвращения насилия.

4

Шокирующим открытием может стать тот факт, что семейное насилие проявляется не только в причинении боли супруге и детям, но также и в агрессии к посторонним людям. Причем именно последняя может привести к более тяжелым и неизлечимым последствиям. Избиение хулигана, алкоголика, наркомана, гастарбайтера, расправа с эксгибиционистом или потенциальным педофилом, физическое воздействие на матерщинника или одноклассника ребенка, а также другие формы защиты собственных детей, равно как и жены, с помощью насилия становится травмой для ребенка, ведущей к психическим отклонениям и интеллектуальной ограниченности.

Психологи давно заметили, что телесные наказания способствуют возникновению и развитию ряда парафилий: садизм, мазохизм, эксгибиционизм… Как писал социолог и философ Игорь Кон, «созерцание чужих телесных наказаний часто бывает более сильным стимулом, чем собственный опыт».

Детскую психику ломает не только боль, причиняемая непосредственно им самим родителями, но и созерцание актов насилия отцом в отношении посторонних людей. Особенно патологичным является агрессия, оправданная защитой ребенка, поскольку оно увязывает акт жестокости с удовольствием, полученным от демонстрации доказательства «любви и привязанности» к тебе.

Очевидно, схожий по патологичности эффект оказывает на женщин мужское насилие в отношении посторонних. Жестокость в отношении других как доказательство любви стимулирует мазохистские наклонности и позволяет впоследствии прощать мужу причиненную ей самой боль.

Так возникает разновидность Стокгольмского синдрома (симпатии жертвы к агрессору) – даже пустые разговоры о необходимости жестоко расправиться с обидчиком члена семьи увязывает любовь и насилие, вызывает удовольствие от мыслей о насилии, приводит к появлению потребности в насилии как доказательстве заботы, защиты и любви.

Существенно расширяет эту теорию книга знаменитого американского психоаналитика Роберта Столлера «Боль и страсть: психиатр исследует мир С и М». В ней на многочисленных примерах доказывается, что юмор и садомазохизм тесно переплетены. Шутки о насилии иногда делают для его распространения больше, чем армия и тюрьма.

Наиболее наглядно это заметно в отношении юмористической легализации насилия над женщинами. Группа исследователей с факультета социологической и экспериментальной психологии Университета Гранады (Испания) протестировали студентов мужского пола в возрасте от 18 до 26 лет из 109 университетов.

Сначала участникам зачитывалась одна из двух серий шуток: в одной из них высмеивались женщины, а вторая была посвящена общим темам. После этого студентам демонстрировались разной степени жестокости избиения женщин мужчинами. Выяснилось, что те из них, кто перед этим прослушал сексистские шутки, оказались более толерантны к показанным жестоким сценам, они успешнее находили оправдания для мужчин, совершающих насилие над женщинами.

Повторимся, шутка о том, чтобы отправить феминисток в мечеть, где их быстро воспитают, и реальным избиением женщин, в психологическом плане, не принципиальна. Так же как и между предложением порвать в клочья «педофилов», мигрантов и избиением соседа, учителя различие заключается лишь в промежутке времени.

5

Любое заявление, оправдывающее применение физического насилия в самых благих намерениях, является пропагандой садизма и мазохизма. Поэтому, мы считаем, необходимо расширить содержание закона о запрете на гомосексуальную пропаганду другими известными перверсиями – в первую очередь, необходимо самыми жесткими мерами оградить детей от пропаганды садизма и мазохизма.

Также обоснованным и необходимым выглядит дополнение закона о запрете на оправдание фашизма (особенно в школах) запретом на оправдание насилия. Без подобных инициатив любой разговор о защите женщин и детей от насилия будет носить благодушный характер самолюбования.

«Телесные наказания не только травмируют ребенка физически и морально. Важно понимать, что они также прививают ребенку совершенно неправильное представление о том, что конфликт можно решить путем насилия и что таким образом можно навязывать свои взгляды другим людям. Все это потом будет иметь последствия», – раскрывает официальную позицию Европы по этому вопросу заместитель генерального секретаря Совета Европы Мод де Бур-Букиккио.

Как только в обществе появляются группы, лица или ситуации, в отношении которых допустимо применение насилия, возникает «риторика насилия» — термин, введенный философом Мишелем Фуко. Он называет так порядок языка, который именует насилием одни типы поведения и события и не замечает, игнорирует другие, тем самым конструируя объекты и субъекты насилия и воспроизводя последние. Чем больше распространено это явление в обществе, тем проще его члену оправдать себя в абсолютно любой ситуации.

Одна из теорий возникновения государств в нынешней его форме связывается с необходимостью передать право на насилие специальному, отделенному от общества аппарату. Ведь природа насилия сродни тяги к крови или человеческому мясу. Считается, что животное вкусившее плоть или кровь своего биологического вида потом жаждет повторить этот опыт снова. Или, как говорит адвокат Шота Горгадзе, «если человек один раз поднял руку на женщину, он, как зверь, почувствовавший человеческую кровь, уже не остановится».

6

Известно, что у легендарного гаитянского диктатора Франсуа Дювалье было пианино с шильцами внутри. Он любил посадить внутрь инструмента врага и сыграть что-нибудь из Дебюсси. Иногда диктатор оправдывал свой жест тем, что расправляется со злодеем, тем самым защищая свой народ, а красивая музыка убеждала окружающих в его искренности.

Хотите почувствовать себя на его месте? Попробуйте напеть: «добро должно быть с кулаками»; «кто, если не я, защитит мою семью»; «наркоманов надо лечить жестко, они уже не люди»…

Кстати, Дювалье так любил свой народ, что каждую неделю просил повара приготовить себе новое блюда из мяса очередной молодой девушки, о безопасности которой он так самозабвенно заботился.

P.S. 15 марта 2013 странам-членам ООН удалось согласовать формулировки декларации, призванной защитить женщин от насилия. В частности, декларация призывает все страны воздержаться от ссылок на свои традиции, культурные особенности, обычаи и религиозные принципы для оправдания насилия над женщинами.

РАПСИ

Оставить комментарий